Размер шрифта:
Тип шрифта:
Цвета сайта:
Изображения:
Интервал между буквами (Кернинг):
Межстрочный интервал:
Выберите шрифт:
Выбор цветовой схемы:
17.12.2019

В сентябре 2017 года в Российской Федерации по команде, отданной лично Президентом В.В. Путиным, был уничтожен последний химический боеприпас. Чем в настоящее время занят коллектив, успешно выполнивший российскую программу химразоружения, мы беседуем с начальником Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия (Федеральное управление) генерал-полковником                 В.П. Капашиным.

 

- Валерий Петрович, в России, да и во всем мире, с пристальным вниманием следили за ходом выполнения нашей страной конвенционных обязательств по уничтожению химического оружия. Возглавляемый Вами коллектив справился с этим безопасно, по-военному четко, без преувеличения образцово, преодолев все объективные и субъективные трудности. Какую задачу в настоящее время выполняют Ваши подчиненные?

 

- Хотел бы напомнить читателям, что для реализации конвенционных обязательств в Российской Федерации вблизи каждого арсенала с отравляющими веществами (ОВ) были построены 7 новых мощных объектов по уничтожению химического оружия (объекты). Они оснащены современным оборудованием, автоматизированными системами, имеют самые передовые технологические линии утилизации отходов, компьютеризированы. Создание таких дорогостоящих предприятий и непосредственное уничтожение ОВ обошлось государству более чем в 300 миллиардов рублей.

Потому вполне логично и правильно было принято решение использовать имущественные комплексы объектов для развертывания на их базе новых производств. Ведь объекты проработали всего по 7-8 лет, а такие, как «Горный» в Саратовской области, «Камбарка»  и «Кизнер» в Удмуртской Республике, и вовсе справились со своими задачами менее чем за 3 года. Там остались практически новые здания и сооружения, инженерные коммуникации, системы жизнеобеспечения и т.д. Но прежде чем все это использовать в дальнейшем, должна быть полная уверенность, что никакой опасности нет. Этим мы сейчас и занимаемся, приводим все оборудование, здания и сооружения в гарантированно безопасное состояние. 

С января 2018 года Федеральному управлению поручена реализация подпрограммы «Ликвидация последствий деятельности объектов по хранению и объектов по уничтожению химического оружия в российской Федерации» (ЛПД), государственной программы  Российской Федерации «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности».

 

-  Логичное решение, ведь ваши специалисты наиболее подготовлены для этой работы.

 

- Безусловно. Огромный опыт и высочайший профессионализм  специалистов Федерального управления позволили без промедления приступить к проведению необходимых мероприятий. Предварительно была разработана необходимая документация, согласованы и утверждены планы и регламенты того, что и как нужно сделать. Никаких препятствий: ни организационных, ни технических, ни кадровых, ни финансовых - нет. По заданию Министерства промышленности и торговли Российской Федерации мы сконцентрировали больше усилий на объекте «Почеп» в Брянской области и уже в марте 2019 года передали его новому владельцу - ФГУП «Московский эндокринный завод». На базе имущественного комплекса этого объекта в настоящее время организовывается предприятие по производству субстанций из растительного, животного и синтетического сырья для выпуска лекарственных препаратов, которые наша страна пока вынуждена импортировать. Предварительно, перед передачей, объект проверили специализированные контрольные и надзорные органы на предмет отсутствия остатков ОВ или продуктов их деструкции и подтвердили – все чисто. Новый владелец сам еще раз заглянул с чувствительными приборами во все уголки и убедился, что никаких, даже мизерных концентраций вредных веществ, не осталось.

 

- Находятся ли претенденты-инвесторы для остальных объектов?

 

- Желающих получить в пользование имущество объектов предостаточно. Министерство промышленности и торговли Российской Федерации, которое занимается вопросами перепрофилирования, в целом уже определилось с инвесторами.

Принято решение организовать производственно-технологические комплексы (ПТК) по утилизации отходов I и II классов опасности на четырех объектах: «Горный» в Саратовской области, «Камбарка» в Удмуртской Республике, «Марадыковский» в Кировской области и «Щучье» в Курганской области. Оператором по созданию ПТК по утилизации отходов I и II классов опасности назначено ФГУП «РосРАО». Имущество будет передаваться данному инвестору поэтапно по мере завершения ликвидационных работ в отдельных зданиях и сооружениях. На объект «Леонидовка» в Пензенской области претендует ООО «КоноплексПром». Находятся инвесторы и для объекта «Кизнер» в Удмуртской Республике, который последним завершил уничтожение хранившихся там запасов химического оружия.

 

- И каковы сроки полного завершения работ по ЛПД?

-  Нам установлен срок передачи последнего объекта новому владельцу не позднее декабря 2024 года. Кстати, очередной объект «Щучье» мы полностью передадим  ФГУП «РосРАО» в следующем 2020 году.

 

- В регионах, в которых планируется создание производственно-технологических комплексов по переработке отходов  I и II классов опасности, в настоящее время развернулась дискуссия. Вновь, как и перед началом уничтожения боевых отравляющих веществ, появились инициативные группы ставящие вопросы о безопасности работы ПТК, требующие от «РосРАО» открытых общественных обсуждений технологий, которые планируется применять при утилизации опасных отходов. Кое-кто и вовсе призывает запретить создание таких предприятий на территории области. Все это Федеральное управление проходило перед началом реализации программы химразоружения.

 

- Да, мы это проходили, причем накал страстей тогда был на порядок выше.  Что я думаю по этому поводу?

Не касаясь технологий переработки отходов, систем обеспечения безопасности ПТК и социальных гарантий населению и местным властям (на эти вопросы пусть отвечает  ФГУП «РосРАО»), хотел бы обратить внимание на два аспекта.

Первый. Граждане совершенно справедливо задают вопросы, касающиеся безопасности работы будущих предприятий. Нам такие вопросы тоже задавали. Иметь полную информацию о технологии, о гарантиях, исключающих негативное влияния ПТК на окружающую среду и здоровье людей, - это законное право местных жителей. И мы в свое время кропотливо и терпеливо обо всем этом по многу раз им рассказывали. Все, что касалось обеспечения безопасности, открыто показывали и объясняли. Перед вводом каждого объекта в эксплуатацию я давал обещание, что процесс уничтожения опаснейших ОВ (в тысячи раз токсичнее самых опасных отходов промышленности) не нанесет ущерба экологии, здоровью работников и местных жителей, и свое слово сдержал. Ни один человек не только не погиб, но даже не пострадал от ОВ во время их уничтожения. Это факт. И люди нам со временем поверили. В сегодняшней ситуации ФГУП «РосРАО» должно также открыто обо всем рассказать и все разъяснить. Работа с населением, создание и поддержание позитивного общественного мнения – это важная составляющая любого дела. Кстати, насколько мне известно, ФГУП «РосРАО» этим активно занимается.

Второй. В современном стремительно развивающемся мире при жизни одного поколения происходят такие изменения в науке, промышленности, технике и технологии, которые раньше не происходили и за столетия. Как вал нарастает количество отходов жизнедеятельности человека, их необходимо как можно скорее научиться перерабатывать. Поэтому в каждом регионе, в каждой области волей-неволей придется со временем создавать объекты по утилизации. От этого никуда не уйти, ведь остановить прогресс невозможно. И то обстоятельство, что в каких-то регионах они появятся первыми, впоследствии окажется благом. Я в этом нисколько не сомневаюсь.

Население наше в большинстве политически зрелое и грамотное и способно отделить зерна от плевел. В этом мы убедились, реализуя программу уничтожения химического оружия. Общественное мнение по отношению к ней поменялось кардинально – от неприятия в начале нашего пути до полной поддержки программы при её завершении.

 

- Насколько Вам удается сохранять коллектив Федерального управления в настоящее время? Ведь основные работы были выполнены с 2002 по 2017 год, когда происходило уничтожение 40 тысяч тонн боевых ОВ?

  

- После выполнения основной задачи нам конечно же пришлось сокращать количество личного состава. Жизнь есть жизнь, никуда от этого не денешься. Однако наши офицеры и гражданские специалисты не остались без дела. На базе полков, охранявших химическое оружие, развернуты новые воинские подразделения Министерства обороны Российской Федерации. Многие военнослужащие убыли к новым местам службы, в том числе в войска радиационной, химической и биологической защиты. Гражданских специалистов, трудившихся в Федеральном управлении, с удовольствием приняли к себе различные предприятия и организации. Кто-то ушел на заслуженный отдых.

Но костяк коллектива, в первую очередь молодых офицеров, мы сохранили. Ведь в Федеральном управлении до 2024 года продлена военная служба, и мы продолжаем служить и трудиться на благо Родины.

- Спасибо за беседу!

 

Петр Чачило

На фото: Создатель и бессменный начальник Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия генерал-полковник В.П. Капашин

 

Поделиться:
Дата создания: 17.12.2019 13:12
Дата последнего изменения: 17.12.2019 13:12